THIS AMERICAN LIFE

THIS AMERICAN LIFE

Эта американская жизнь

Это американская жизнь — со всеми ее разворотами и подворотнями, тихой, верующей сельской глубинкой, многоголосьем хора, ревом моторов, путаницами в роддомах и страшными историями, которые обычно рассказывают под одеялами, из постелей в детском лагере.

Это абсолютная, совершенная полифония, живые голоса, которые прорываются отовсюду, из каждой маленькой щелочки, и говорят-говорят-говорят о том, о чем и сами американцы, живущие по соседству, частенько могут только догадываться.

Это нюх их главного продюсера, харизматичного и уверенного ведущего Айры Гласса, на феерические запутанные истории, которые, на самом-то деле, случались почти с каждым из нас, но которые мы, по простоте своей, пропустили или, лучше сказать, благополучно прошляпили, пока, шлепая губами или дуясь на весь божий свет, проходили мимо. Наверное, это чутье у Гласса стало вырабатываться еще в 1978 году, когда его в 19 лет взяли стажером в NPR. Впоследствии он проработал в радио-индустрии почти на всех должностях.

Это то, что сейчас называют модным и очень нерусским словом «сторителлинг», нарративная журналистика, отточенная с годами, развитая до такого уровня, что от последних выпусков оторваться практически невозможно.

Это звук, чистый и приятный. Даже когда интервью без подкладок — обработка такая, что скучно не становится. Тем более, мелодии специально для этих подкастов пишут особенные музыканты и композиторы: кто-то из них получал Грэмми, кто-то родился в далекой датской деревушке.

Это, возможно, чем-то похоже на «Пусть говорят», только не с Малаховым и кричащими бабушками, а с тетеньками и дяденьками, которые по правде пытаются понять, что же именно происходило у кого-то в душе в тот самый ненастный вечер. И они делают это очень по-доброму, потому что шоу и про глубокие проблемы, и про маленькие, милые радости всех американцев. Это бывшая радиопрограмма, которая с 1995 года объединяет 2,2 миллиона слушателей у радиоприемников на абсолютно разных волнах (благодаря платформе Public Radio Exchange и в коллаборации с радиостанцией WBEZ Chicago) еженедельно и звучит в наушниках 3,6 миллионов человек по всему миру в качестве подкаста. Это больше 650 выпусков (каждый из выпусков — примерно по часу, хоть бывают и сильные отклонения) откровенных историй, нарративных репортажей, расследований, телефонных звонков, стендапов и интервью.

Это не просто подкаст, а шоу, эксперимент, который длится уже 24 года: его авторы записывали прогулки по Парижу с Девидом Седарисом, именитым комиком, разбирали кризис 2008 и афрофутуризм в искусстве, делали мини-мьюзикл, записывали выпуски по идеям своих родителей, проводили дни с аудио в ресторанах, сняли свое ТВ шоу, которое выиграло Эмми, и, наконец, спродюсировали пару фильмов вместе с Warner Brothers и Netflix по мотивам своих подкастов.

То, что это шоу, подтверждают и отдельные выпуски — некоторые спикеры пытаются приукрасить реальность, а если брать во внимание популярность подкаста, то это очень опасно. В одном из выпусков спикер Майк Дейзи рассказывал про ужасные условия работы на китайских фабриках Apple это вызвало огромный резонанс, петицию в Apple с требованием улучшить условия работы сотрудников (на Change.org) подписало более 250000 человек. А потом оказалось, что Майк соврал. И в следующем выпуске был разбор и долгое-долгое молчание в эфире, когда Айра спросил его «Майк, зачем ты это сделал?».

Бесполезно пытаться описать структуру подкаста. Каждый раз это логично выстроенная история с разными рассказчиками. Единственное, что остается неизменным — это начальная фраза Айры Гласса «Hello, this is American Life and I`m Ira Glass».

Награды, которые выигрывала команда — от «Best human interest story» на Нью-Йоркском фестивале, первые места на аудиофестивале «Третьего побережья» до почти ежегодных наград «Пибоди» от их партнеров — за прекрасно раскрытые и разнообразные человеческие истории. Как-то в 90-ых «The American Journalism Review» даже написали про них, что это «новая эра американской журналистики», имея в виду, видимо, наративную составляющую подкаста. The Guardian писал, что именно с них, с «This American Life», начался бум сторителлинга как части журналистики и подкастинга как новой формы медиа.

Чтобы прочувствовать атмосферу, их стоит все-таки послушать. И вот начало одного из моих любимых выпусков «Notes on camp», заметок из лагеря.

Там очень много голосов детей, что само по себе необычно для радио. Звуки, споры, слезы, звучащие совершенно иначе, чем русские, лагерные песни под гитару и откровенные, звонкий смех. Авторы как будто бы подглядывают за шторку, куда взрослым уже нельзя. Подслушивают споры и сплетни, любовные рассказы про тех, кто впервые подержался за ручки, истории про страшных чудовищ и демонов, которые забирают деток, когда те ложатся в кроватки. Дети разговаривают про невкусную капусту, удачные выступления, ужасных отцов, «бездомных девочек», которые как будто бы никогда не ездили домой. И это все так живо, так по-настоящему, что просто дух захватывает.

Вот так, кстати, выглядит их сайт при проигрывании этого подкаста:

Сам подкаст разбит на части: чтобы было удобнее следить. У каждого кусочка есть транскрипт, фрагментом можно поделиться в твиттере или на фейсбуке, можно даже скачать часть длинной не более 30 секунд.

Однако, если покупать их приложение в Google Play или App Store (оно стоит всего 108 рублей для безлимитного пользования), то можно скачивать все и целиком. А вот и оно:

К сожалению, в приложении нет никаких особенных функций, кроме «поделиться», возврата на 10 секунд и отложенного воспроизведения.

Сайт гораздо более проработан: там есть информация и для фанатов, и для новичков, и для журналистов. Для фанатов — тематические новости, места выступления Айры Гласса, дополнения к историям, возможность прислать свою. Новичкам — подборки лучших подкастов по мнению команды, знаменитостей, других редакций. Профессионалам — книжки и тьюториалы по наративной журналистике, лекции о создании собственных подкастов, полезные сайты и платформы.

В общем, это американская жизнь.

Екатерина Харитонова

Leave a Reply